topmenu

 

Джеймс Меллаарт - Древнейшие цивилизации Ближнего Востока (2)

<<უკან დაბრუნება (ნაწილი 1)...<დაბრუნება პირველ გვერდზე (უძველესი კავკასია)

 

Джеймс Меллаарт - Древнейшие цивилизации Ближнего Востока

(2 ნაწილი)

Сирия и Палестина в VII тысячелетии до н.э.

Культура докерамического неолита В в Иерихоне

Приблизительно в начале VII тысячелетия до н. э. с севера в долину Иордана распространилась новая культура, остававшаяся бескерамической, как и ее предшественница. Она прослежена по всей долине Иордана, но лучше всего известна в Иерихоне, где пришельцы поселились на территории запустевшего города. Она зафиксирована в Телль Шейх Али 1, Телль Мунхатте, на возвышенностях противоположного берега Иордана - в Телль Фарахе и Вади Шуайбе, а также в Бейде (с третьего по первое поселение). Появление этой культуры знаменуется полным разрывом со старой, натуфийской традицией. Территория распространения новых поселений явно свидетельствует о том, что пришельцы в долине Иордана появились с севера. Традиция сооружения прямоугольных помещений с обмазанными полами должна указывать на связи с северо-сирийским побережьем, с Рас Шамрой (V А) и далее с Анатолийским плато. Материал поверхностных сборов с памятников, расположенных к северу и западу от Дамаска, а также последние раскопки в Телль Рамаде (Катана), юго-западнее Дамаска, показывают, что подобные элементы утверждаются и в этом районе, но это население еще не распознается в Ливане или на прибрежной равнине Палестины. Насколько можно предполагать, пришельцы не внесли перемен в хозяйство, которое продолжало базироваться на земледелии (детали неизвестны), использовании домашних животных (козы, собаки и кошки (?) в Иерихоне) и поддерживалось охотой на газелей в Иерихоне, на газелей, диких козлов и птиц (куропаток?) в Бейде. Из-за недостаточной изученности наши данные об этой культуре весьма общи. Для каменной индустрии характерны маленькие и широкие наконечники стрел, в основном черешковые и иногда имеющие великолепные шипы; другие обработаны плоской отжимной ретушью. Они типичны, как и длинные прямые вкладыши серпов. Особенно много сверл, но скребки остаются редкими. Индустрия носит «тахунийский» облик, и кремень, распространенный в Палестине и Иордании, - наиболее употребительный материал. Обсидиан, однако, встречается в Иерихоне. Новшеством являются длинные овальные зернотерки, открытые с узкой стороны; впервые обнаруживаются и прекрасные известняковые чаши и тарелки, ибо керамика остается неизвестной. В качестве сосудов использовались также корзины, несомненно обмазывавшиеся для водонепроницаемости известью или битумом. Возможно, применялась и кожаная посуда, но от нее не осталось никаких заметных следов. Плетение в то же время хорошо документируется в Иерихоне, но странно, что жители его изготавливали круглые циновки для прямоугольных комнат. Это может быть отголоском более ранней традиции, когда дома были круглыми. Иерихон дает надежные сведения об архитектуре этого периода. Новое поселение было, очевидно, даже больше предшествующего и, насколько установлено, к середине периода окружено оборонительной стеной из огромных каменных блоков. Этот период был длительным: местами обнаружено не менее 26 обмазок полов одна на другой. Дома строили из длинных сигарообразных кирпичей, поверхность которых покрыта отпечатками пальцев: это помогало лучше держаться соединяющему их раствору. Фундаменты обычно делали из камня, полы и стены тщательно обмазывали глиной. Лощеная обмазка часто окрашивалась в красный цвет, но неизвестно, до какой высоты краска покрывала стены. Мы можем предположить, что была окрашена полоса высотой около 1 м. Выше ее стены были, видимо, кремового цвета - вероятно, для того, чтобы комната не казалась такой темной. В одном месте на полу найдены следы росписи в виде «селедочной кости» или дерева.

Небольшое святилище в Иерихоне (докерамический неолит В).

Помещение с красной обмазкой и нишей, в которой находился грубо обработанный каменный столб (а).

План (б) другого сооружения, чрезвычайно напоминающего позднейшие постройки типа мегарона.

Не все полы окрашены в красный цвет: есть бледно-розовые, кремовые и белые. Очаги имели форму правильных прямоугольных углублений в полу и также обмазывались глиной. Широкие дверные проемы часто рассчитаны на двустворчатые двери, которые укрепляли в круглых подпятниках. Печи и очаги найдены во дворах, через которые, а не по улицам осуществлялись все связи с соседями. К сожалению, план города остается неизвестным. Некоторые сооружения считают святилищами; простейшее из них состоит из маленькой комнаты с нишей в стене напротив входа. В эту нишу могли ставить каменную стелу. Другое святилище - его план прослежен полностью - выглядит как «мегарон»; возможно, перед входом были колонны. Третье сооружение с большой комнатой, по крайней мере 6×4 м, и полукруглыми пристройками вдоль ее длинных стен также могло служить культовым целям. Кроме маленьких глиняных статуэток, изооражавших богиню-мать, или фигурок животных, связывавшихся на Ближнем Востоке с культом плодородия, в Иерихоне посчастливилось найти остатки более крупной скульптуры - быть может, культовых статуй святилища. В 1935 г. Джон Гарстанг нашел фрагменты двух глиняных натуралистично выполненных статуарных групп на каркасе из связок тростника или камыша. Их поверхность была окрашена в красный цвет. По его мнению, они составляли две группы, каждая из которых состояла из мужской, женской и детской фигур. Они выполнены почти в натуральную величину, но, к сожалению, опубликован рисунок только одной головы.

Человеческий череп, лицо которого моделировано при помощи глиняной массы; в глаза вставлены раковины каури. Иерихон, докерамический неолит B.

Кэтлин Кэньон нашла глиняную голову и верхнюю часть фигуры другой статуи почти натурального размера, но более схематичную. Кроме того, она же обнаружила не менее десяти человеческих черепов с великолепно моделированными из глины чертами лица и инкрустированными раковинами каури глазами. Некоторые из этих черепов, возможно бывших объектами поклонения в культе предков, имеют следы росписи, отмечавшей волосы и в одном случае усы. Они дают живое представление о том, как выглядели обитатели Иерихона тех дней. Физический тип, известный под названием протосредиземноморского, более развит и закончен, чем у натуфийцев предшествующего периода. В верхних слоях поселения появляется новый тип вытянутых погребений, черепа которых часто не обнаруживаются. Этот обряд отличается от более раннего, т. е. от ритуала скорченных погребений, которые, однако, исчезли не полностью. В Бейде найдены скорченные костяки без черепов, последние удалены в культовых целях. Подобный обычай известен в это время в Хаджиларе и Чатал Хююке (Анатолия).

Бейда - выразительный памятник этого периода. Раскопана большая часть поселения, треть которого поглотил вади. От верхнего слоя осталось сравнительно мало, но материал второго и третьего слоев сохранился хорошо. Во всех слоях обнаружены массивные каменные стены, окружавшие поселение, состоявшее из многочисленных мастерских, группировавшихся вокруг одного или нескольких жилых помещений. Дворы и и проходы отделяли жилые помещения от мастерских, соединявшихся между собой; в них попадали из узких проходов. Площадь некоторых из жилых комнат достигала 9х6 м; в них находился округлый приподнятый над полом очаг диаметром около 1 м, а за ним вдоль южной стены располагались широкие сиденья. Пол и стены были покрыты несколькими слоями прекрасной известковой обмазки, низ стен окрашен в красный цвет. Красная полоса шла и по верху стен, а средняя их часть была кремового цвета. Поздние обмазки сплошь кремовые. Такие помещения во втором и третьем слоях имели большие размеры, и первоначально создалось впечатление, что это дворы, но у них могли быть легкие перекрытия. Мастерские были вытянутых очертаний; вход в них осуществлялся через вестибюль в торцовой части. За ним располагался коридор шириной 1 м, по обе стороны которого находилось по три комнаты, каждая шириной 1 м, длиной 2 м. Комнаты разделяли широкие контрфорсы, возможно поддерживавшие верхний этаж. Одно из таких узких помещений служило лавочкой мясника, другое принадлежало человеку, изготовлявшему костяные орудия, третье — резчику бус и т. д. В каждом случае орудия труда, так же как законченные изделия и сырье, были найдены in situ.

План части поселения в Бейде близ Петры. Докерамический неолит В.

Значительное число мастерских создает впечатление большой хозяйственной и торговой активности. Возможно, Бейда была рыночным центром, отдаленной предшественницей Петры, контролировавшей те же, что и она, торговые пути из пустыни к Средиземноморскому побережью, в Газу, и от Красного моря в долину Иордана и в Иерихон. Часто встречаются раковины каури и жемчужницы из Красного моря; использовали также местные материалы — гематит и малахит; в изобилии встречается и местный кремень. Обсидиан доходил до этого южного пункта, видимо, лишь в небольшом количестве. Известняк привозили с гор, кальцит добывали из нубийского песчаника и делали из него бусы и подвески. Большое количество зернотерок и курантов, ступок и пестиков свидетельствует о земледелии, уже установившемся в предыдущий период, но тогда оно дополнялось охотой. Маленькие клетки, найденные во дворах, видимо, предназначались для диких птиц (куропаток); они слишком малы для того, чтобы служить собачьими конурами.

Кремневые и обсидиановые наконечники стрел и вкладыши для серпов из Иерихона. Докерамический неолит В; орудия, принадлежащие тахунийскому комплексу.

Для докерамического неолита В в Иерихоне получены новые радиокарбонные даты - 6968 и 6918 гг. до н. э. Они показывают, что перерыв между запустением старого города и новым его заселением был невелик. Даже если прежние даты по С14 (6250 и 5850 гг. до н. э.) заменить сейчас новыми, все равно очевидно, что этот период (с его 26 полами в Иерихоне) длился все VII тысячелетие до н. э. и, быть может, заходил в VI тысячелетие до н. э. Конец этой культуры для нас темен: поселение Бейда было покинуто жителями, в Иерихоне стратиграфическая лакуна отделяет конец докерамического неолита В от совершенно иной культуры керамического неолита А. В Палестине еще нигде не установлена преемственность бескерамического и керамического периодов, зато в Сирии и Ливане собрано достаточно материала для того, чтобы установить такую связь 10.

Сирия и Ливан до появления керамики

В Сирии и Ливане предстоит еще произвести обширные изыскания, прежде чем удастся нарисовать картину культурного развития, параллельного тому, которое наблюдалось в Палестине от натуфийской культуры до появления первых культур, в которых существовала керамика. Однако уже сейчас имеется некоторый подъемный материал, дополненный шурфовками в Амуке, Рас Шамре, Телль Рамаде и Ябруде, достаточный, чтобы наметить линию развития.

Культура натуфийского облика обнаружена в Ябруде (Антиливан) и при поверхностном обследовании еще нескольких памятников. Так называемая тахунийская индустрия распространена от Палестины к северу до Ливана и Дамасского бассейна; она выглядит местной, распространившейся отсюда к югу в период докерамического неолита А Иерихона и достигшей наибольшего развития в следующем периоде. Прямоугольные дома с обмазанными полами и прекрасные каменные сосуды - тоже северные черты: они известны в докерамических слоях Рас Шамры (V А), на побережье Северной Сирии, и в более позднем керамическом неолите Библа. Эта преемственная связь, прослеживаемая в архитектурных приемах, заслуживает внимания, так как она подтверждается при изучении каменных орудий. Комплексы неолитических орудий с очень крупными экземплярами - «гигантолитами» - встречаются в Ливане на многих поселениях и не сопровождаются керамикой (культура Кара-Ина, Мухтары, Адлуна и др.), и поэтому они, возможно, более ранние, чем керамический неолит Библа. При раскопках в Ливане бескерамические культуры пока не найдены, но, видимо, они здесь существовали, в пользу чего свидетельствуют раскопки Рас Шамры (Сирия) и тот факт, что комплекс палестинского докерамического неолита В зародился в этом районе, тогда как более поздние культуры керамического неолита могли происходить из Ливана. Прежде чем охарактеризовать последующее развитие Палестины и Сирии, мы должны обратить внимание на первые неолитические культуры зоны Загроса.

Джармо

Калат Джармо - название поселения площадью от 1,2 до 1,6 га, расположенного на краю глубокого вади в долине Чемчемаль (Иракский Курдистан) 12. Обнаружено 16 подстилающих друг друга строительных горизонтов, причем пять верхних характеризуются появлением уже довольно совершенной керамики. Нижние 11 слоев докерамические; в качестве сосудов использовались каменные чаши, корзины, обмазанные битумом, и, может быть, шкуры. Поселение в течение всего существования оставалось небольшим: оно состояло не более чем из 20 или 25 домов с населением около 150 душ максимально. Дома построены из глины (называемой здесь тауф) 13; кирпич был неизвестен, а каменные фундаменты найдены только в верхних строительных горизонтах. Стены покрыты прекрасной обмазкой; ею покрывали и пол, на который стелили тростниковые циновки. Позднее в домах появились очаги и печи. Комнаты маленькие, от 1,5 до 2 м в длину, но в домах их бывало несколько. Обмазанные глиной углубления в полу служили очагами, в некоторых из них найдены котлы. Крыши делали из тростника, обмазанного толстым слоем глины. Покойников, по-видимому, хоронили за пределами поселения, поэтому человеческие останки встречаются очень редко. Очень важно изучение хозяйства населения Джармо: впервые в это время в Ираке зафиксировано земледелие. Пшеница-эммер, морфологически связанная с дикорастущей, уже сопровождается пшеницей-однозернянкой и двурядным ячменем, также похожим на своих диких предков. Выращивали полевой горох, чечевицу, синюю вику, использовали плоды, содержащие масло - фисташки и желуди. Из животных были одомашнены только коза и, видимо, собака, а свинья, овца, газель и дикий бык являлись объектами охоты. Большое число раковин улиток говорит об употреблении их в пищу.

Характерные предметы культуры Джармо докерамического неолита. Внизу слева - древнейшая керамика из верхних слоев.

Каменные орудия пластинчатые и в основном кремневые, но есть и привозной, восточноанатолийский обсидиан. Они представлены в основом вкладышами для составных орудий - ножей и серпов. Вкладыши закрепляли в деревянной основе при помощи битума. Все еще обычны микролиты, часто обсидиановые: это орудия со скошенным лезвием, трапециевидные, треугольные, сегментовидные, экземпляры с боковой ретушью и скребки. Некоторые микролиты могли использоваться в качестве наконечников стрел. Высоко развита техника шлифовки камня. Кроме топоров с полированным лезвием, седлозидных зернотерок и пестов, ступок и курантов, дверных подпятников и каменных шаров встречаются прекрасные палетки для растирания охры, ложки, навершия булав, просверленные диски, мраморные и алебастровые кольца и браслеты, многие из которых украшены процарапанным или резным орнаментом. Наиболее красивые изделия из камня - изящные чашки и чаши, для которых тщательно выбирали камень с прожилками. Из кости делали шилья, шпатели, кольца, бусы и подвески. Многочисленные фигурки животных и грубые статуэтки богини-матери изготавливали из необожженной глины. Многие из них очень схематичны. Маленькие глиняные шары или конусы могли использовать в качестве детских игрушек.

Тепе Гуран, Тепе Сараб, Телль Шимшара и датировка Джармо

Появление керамики в трех верхних слоях Джармо может помочь определению времени существования этого поселения. Найдено немного нерасписной посуды с примесью рубленой соломы в тесте - это кувшины и сосуды с вертикальными ушками, видимо, местного производства. Такая керамика обнаружена также на поселении Али Ага и в самых нижних слоях Хассуны (1а) и Матарры, где она датируется 5790 г. до н. э. Ниже (в слоях 4 и 5-м), в слоях более ранних, чем 5800 г. до н. э., найдена керамика гораздо лучшего качества, с красной облицовкой, расписная и лощеная (так называемая расписная керамика Джармо), которая, видимо, была привозной из восточных или юго-восточных районов. В настоящее время большое количество ее обнаружено в Тепе Гуране, южнее Керманшаха. Качество ее таково, что она не может быть признана самой ранней в районе Загроса. Действительно, в Тепе Гуране ей предшествует нерасписная посуда серого или темно-желтого цвета. Только три нижних слоя Тепе Гурана докерамические. Здесь «расписная керамика Джармо» сменяется более совершенной, уже известной по раскопкам Тепе Сараба, около Керманшаха. Культура Тепе Сараба типологически более поздняя, чем Джармо бескерамического периода, и керамика Тепе Сараба с ее красной облицовкой, лощением или красной росписью, а также статуэтки гораздо совершеннее. Глиняные фигурки животных удивительно жизненны, но встречаются такие же, как в Джармо, странные стилизованные «ногообразные» статуэтки. Как и в Тепе Гуране, здесь найдены прекрасные каменные сосуды. Для культуры Сараба получены три даты: 6245, 5923 и 5883 гг. до н. э. Дата самого Джармо, несмотря на существование 12 радиокарбонных определений, далека от установленной. Руководитель раскопок предпочитает общую дату - около 6750 г. до н. э., но вряд ли можно предполагать, что поселение вообще существовало дольше 400 лет.

Глиняная фигурка, изображающая богиню-мать (с углубленным орнаментом). Тепе Сараб близ Керманшаха.

Для подтверждения или опровержения этой датировки Джармо необходимы дальнейшие исследования, поскольку начало хассунской культуры датируется 5800 г. до н. э. Как было установлено, независимые иранские центры раннекерамических традиций распространяются в районе Загроса в VII тысячелетии до н. э., в то время как другие поселения, такие, как Джармо, оставались докерамическими. К концу существования Джармо мы впервые сталкиваемся с восприятием его жителями керамической традиции или ввозом посуды из района Керманшаха. Эта керамика сменяется керамикой северо-западной группы, более грубой, нерасписной, восходящей или связанной с древнейшей керамикой хассунской культуры. Другие поселения этого района типа Телль Шимшары придерживаются докерамической традиции до поздней хассунской культуры (период самарры).

Кипр в бескерамический период: культура поселения Хирокитиа

Насколько нам известно, Кипр всегда был островом - по крайней мере со времени появления человека на Ближнем Востоке. Кипр тяготеет, с одной стороны, к южному побережью Анатолии, с другой - к Сирии и Ливану; оба района богаты палеолитическими памятниками, но на Кипре исследования пещер еще не проводились. Наиболее древняя культура, известная здесь сейчас,— поселения бескерамического неолита Хирокитиа - датируется по C14 VI тысячелетием до н. э. (6020, 5850 и 5800 гг. до н. э.). Несмотря на эту сравнительно позднюю дату, являющуюся, возможно, естественным результатом сравнительно изолированного развития, эта культура во многих отношениях напоминает такие натуфийские памятники, как Айн Маллаха или докерамический неолит А Иерихона. Происхождение этой культуры абсолютно неясно, но ранние ее фазы должны быть обнаружены если не на самом Кипре, то где-либо на Азиатском материке. Эта культура распространена почти по всему острову, а наличие обсидиана указывает на контакты с Анатолией. Замечательно, что поселение этого периода открыто на мысе полуострова Карпас, имеющего кинжалообразные очертания и расположенного прямо у оконечности Каликадносской долины — древнего торгового пути с Анатолийского плато к побережью Средиземного моря. На связи с Кипром указывает материал из Рас Шамры, другого древнего приморского поселения в Северной Сирии, и из Амука (Антиохийская долина), где в слоях периода Амук А (до 6000 г. до н. э.) найден каменный сосуд хирокитийского типа. В этот период, видимо, был уже освоен морской путь: одно из поселений, Петра ту Лимнити, было основано на маленьком острове в бухте Морфу.

Культуры бескерамического и керамического неолита на Ближнем Востоке

Две особенности этой культуры нигде не имеют параллелей: специфические, немикролитические каменные орудия, возможно происходящие от верхнепалеолитических, и круглоголовость (брахицефальность) населения. Последняя черта, быть может, была результатом изоляции или обычая деформировать черепа.

Хирокитиа - не телль, а поселение на холме диаметром около 20 м в излучине р. Марониу. Оно господствовало над округой, простиравшейся до южного берега в нескольких километрах отсюда. Вымощенная камнем дорога длиной 2000 м вела с холма к реке. Раскопано 48 круглых домов типа толосов — незначительная часть поселения, которое, видимо, состояло из 1000 домов. Численность населения достигала нескольких тысяч, поэтому Хирокитиа, должно быть, была чем-то большим, чем простая деревня. Обнаружены три основных строительных горизонта; чрезвычайно основательная постройка домов указывает на значительную продолжительность существования поселения. Круглые дома, диаметр которых варьируется от 3-4 до 7-8 м, построены из местного известняка и часто имеют двойные стены. Верхняя куполообразная часть строилась из камня, кирпича или более легких материалов. В больших домах два массивных каменных столба, вероятно, поддерживали верхний этаж или деревянный настил, куда поднимались по лестнице и где, очевидно, спали. Аналогичную конструкцию имели мастерские Бейды. Часто встречаются очаги, платформы для сна и ямы в полу. Сиденья, окна и полки устраивали в стенах или в опорных столбах. Пороги были высокими, чтобы защищать от дождя и грязи; вниз, в комнату, вели несколько ступеней из камня. Некоторые сооружения состояли из ульеобразного дома и нескольких строений, использовавшихся в качестве кухонь, помещений для растирания зерна и т. д. Дворы обычно вымощены плоскими камнями, круглые столы указывают на места совершения трапез. Некоторые коридоры, видимо, имели перекрытия; через них по пандусообразному проходу входили с главной улицы. Поселение, по-видимому, отличали большая организованность и высокое строительное мастерство жителей.

Реконструкция ранненеолитического поселения в Хирокитиа на Кипре: сводчатые дома, коридоры» мастерские и главная дорога, ведущая через поселение.

Погребения устраивали между домами или под их полами; погребения обычно одиночные, скорченные. Вместе с мертвыми клали каменные сосуды, часто разбитые из ритуальных соображений, в женских погребениях обнаружены ожерелья, в мужских и детских - булавки и другие предметы. В женские погребения клали богатые заупокойные приношения; из этого можно заключить, что женщины были равны с мужчинами. Кое-что известно об одежде этих неолитических людей. Прядение засвидетельствовано пряслицами: возможно, одежда была шерстяной. Она закалывалась костяными булавками и сшивалась иглами. Украшения представлены каменными бусами, подвесками, браслетами и ожерельями из раковин dentalium, сердолика и серо-зеленого пирита. Кость использовали для изготовления рукояток каменных орудий, а также для шильев, булавок и игл. Оружием служили булавы из полированного камня. Высоко развито производство полированных каменных орудий. В самом нижнем строительном горизонте зафиксированы попытки изготовления глиняных горшков, но без заметных успехов. Самыми распространенными формами были сосуды с носиками, сделанные из местного серовато-зеленого андезита, и плоские блюда, круглые, иногда квадратные или овальные. Длина многих из них достигает 30 см. Чаще всего их не орнаментировали, но некоторые украшены резными или рельефными полосами, рядами выпуклостей и нервюрами - орнаментом, иногда ведущим происхождение от декора деревянных сосудов или корзин. Ручки некоторых сосудов снабжены защипами, делающими их похожими на более поздние «рогатые» ручки; другие украшены человеческими или звериными (овечьими или бычьими) головками. Плоские круглые тарелки, такие же, как в Айн Маллахе или в Иерихоне В, могли использоваться в качестве светильников. Статуэтки не были редкостью - есть каменные стоячие фигурки неопределенного пола с условно трактованными головами и одна прекрасная женская головка из необожженной глины. Встречаются гравированные или резные гальки неизвестного назначения. Кое-что известно о хозяйстве Хирокитиа, но немного: зерно не найдено, хотя есть основы серпов, зернотерки и ступки. Есть свидетельства разведения коз, овец и, возможно, свиней. За исключением обсидиана, все использовавшиеся материалы были местными. Конец этой культуры так же таинствен, как ее начало. Хирокитиа и другие поселения были заброшены, и только в Трулли, на северном берегу, есть материалы следующей фазы, стратиграфически расположенные над более ранними остатками. Эта фаза (неолитическая I В) характеризуется появлением хорошо обожженной керамики с красной росписью по кремовому фону, возможно тесно связанной с керамикой Хаджилара I (ок. 5250-5000 гг. до н. э.) в Юго-Западной Анатолии, откуда могло прийти новое население.

Период керамического неолита в Сирии, Ливане и Палестине

Мы видели, как в VII тысячелетии до н. э. сирийская традиция сооружения прямоугольных домов с обмазанными полами вытесняет палестинскую натуфийскую традицию строительства круглых домов. С начала VI или конца VII тысячелетия до н. э. появляется другая северная традиция, несомненно происходящая с Анатолийского плато. Она принесла искусство изготовления керамики и статуэток из обожженной глины. Эти новшества появились не в результате торговли, они вызваны передвижениями групп населения. Основывается много новых поселений, и кое-где пришельцы смешиваются с местным населением, обитавшим вдоль древнего обсидианового пути. Новые культуры были иными, чем местные, возникали их новые локальные варианты.

Сейчас еще рано говорить о том, была ли каменная индустрия, в частности в северных районах, продолжением традиции позднего докерамического периода. Археологический материал этого периода не отличается полнотой, и только в Библе раскопана большая часть поселения. На других поселениях (Амук, Рас Шамра и др.) проводилась лишь незначительная шурфовка.

Там, где обнаружены остатки архитектурных сооружений, как правило, встречаются прямоугольные в плане дома. Исключение представляет Иерихон, для которого характерны круглые землянки. Иерихонский керамический неолит существовал в более позднее время, когда распространилась такая примитивная форма жилищ.

Ранненеолитическое поселение в Библе располагалось на закрепленной дюне на берегу, что обеспечивало достаточную безопасность. Дома размещены свободно, на значительных расстояниях друг от друга, по обеим сторонам глубокого вади. Большинство домов - маленькие, прямоугольные в плане, с каменными основаниями и легкими стенами. Полы окрашивали в белый цвет и часто обновляли. Некоторые дома состояли не из одной комнаты, а из двух, причем вторая была меньше первой, но в одном здании она имела значительные размеры - не менее 10 м в длину. Многие данные свидетельствуют о существовании минимума 4-5 сменяющих друг друга строительных горизонтов. Внутреннее убранство домов бедно: в большинстве имелись платформы для сидения, но наличие очагов установить труднее.

Умерших хоронили внутри поселения. Как правило, погребения скорченные. Иногда вместе со скорченными костяками находят кучу костей, что предполагает смещение прежде захороненных останков, как это было и в Чатал-Хююке. Инвентарь погребений состоит из керамики, оружия и украшений. Поселение было обширным: возможно, оно состояло из нескольких сотен домов. О хозяйстве известно мало, но ясно, что выращивали пшеницу (или ячмень?) и разводили домашних животных. Запасы пополняли за счет охоты и рыбной ловли. О прядении и ткачестве говорят находки многочисленных пряслиц, об обработке кожи - костяные шилья.

Для ранненеолитического Библа характерны каменные галькообразные фигурки. Материалы других поселений дают мало дополнительных данных. Носители культуры Амука А выращивали эммер и пленчатый ячмень, разводили свиней и коз. Охота продолжала существовать повсюду; это заключение можно сделать, исходя из разнообразия кремневых наконечников копий и стрел, кинжалов и ножей. Обсидиан использовали редко даже в Амуке. На севере из диорита делали полностью полированные топоры, на юге, где этот материал не встречается, при помощи оббивки из кремня изготовляли кремневые топоры с полированным лезвием. С севера вместе с обсидианом доставляли миниатюрные топорики из прекрасного зеленого камня. Кремневые вкладыши для серпов с грубым зубчатым рабочим краем характерны для ранненеолитической культуры Библа.

Региональные особенности, однако, больше всего заметны в керамике. В противоположность анатолийским культурам с неорнаментированной лощеной посудой, все вторичные неолитические культуры, от Киликии до Палестины, обнаруживают пристрастие к орнаментации.

Хотя большая часть керамики не орнаментирована, вокруг горловин округлых и низких широкогорлых кувшинов (в неолитическом Мерсине и Тарсе) наносились спиральные отпечатки ногтя или раковин (murex).

Орнаментальные приемы состояли также в нанесении насечек, вдавленных треугольников или овалов, нарезок, которые придают поверхности сосуда «текстильный» облик и создают впечатление чеканки. Такой орнамент встречается на монохромной лощеной керамике разных цветов — от серовато-черного, коричневого, шоколадного до красного и темно-желтого. Керамика хорошей выделки, тонкая; температура обжига высокая; тесто имеет примесь песка, лишь сосуды с темно-желтой поверхностью или грубые розоватого цвета изготовлены с примесью рубленой соломы.

В Амуке А найдена аналогичная керамика, но иных форм. Вдавленный орнамент часто нанесен по красной облицовке, чего нет в Киликии. В Рас Шамре (V В), расположенной на сирийском побережье, большая часть лощеной керамики красная, но есть также коричневая и черная. Орнамент редок; как и в Амуке, широко распространены шарообразные сосуды и грубая керамика плохого обжига. Однако появляются два новых вида, неизвестные в Анатолии и Киликии и представляющие местную особенность. Один из них найден в ранненеолитическом Библе и Бека. Это вариант северной керамики с белой известковой обмазкой снаружи, внутри или с обеих сторон. Бесполезная для керамики, она, возможно, происходит от более ранней техники придания водонепроницаемости и огнеупорности деревянным, плетеным и кожаным сосудам.

Керамика еще одного вида изготовлена из известкового теста с примесью песка и рубленой соломы: это большие «гипсовые» чаши и миски на низких ножках и полых поддонах. Толщина стенок и белый цвет теста говорят о связи с докерамическими известняковыми сосудами и тарелками, применявшимися в предшествующий период. Эта присущая лишь Сирии керамика найдена на территории от Рас Шамры и Телль Сукаса до Телль Рамада, близ Дамаска, и везде — в древнейших слоях этого периода. Эти два вида белой посуды не удовлетворяли потребителей, и изготовляли их недолго.

Далее к югу в раннем неолите Ливана существует яркая культура, распространенная от Таббат эль-Хаммама до Сидона, почти без промежутков покрывающая пространство от Триполи до Сидона, но известная та¬же в более отдаленном районе, где Библ является главным поселением. Ее керамика орнаментирована гораздо разнообразнее, чем какая бы то ни было известная в это время. Неорнаментированная серая и коричневая лощеная посуда немногочисленна, преобладают сосуды янтарного, розового, темно-желтого и кремового цветов с лощеными венчиками, преимущественно сферической и полусферической формы. Венчик желобчатый либо украшен узором в виде прочерченной «селедочной кости» (herring bone) между двумя горизонтальными линиями, под ним тулово сосуда декорировано орнаментом в виде следов гребня, нанесенных на поверхность сосуда ребристой раковиной.

Другие сосуды украшены насечками, углублениями, отпечатками шнура, что придает их поверхности сходство с тканью и создает впечатление имитации корзинного плетения, подобного тому, которое должно было быть широко распространено в предыдущий бескерамический период. Почти идентичная керамика найдена в Телль Абу Зурейхе, Хазорее, Телль Кибри, в долине Ездраелон, в Северной Палестине, в Телль Шейх Али II к югу от Галилейского озера, в Телль Рамаде, близ Дамаска, и в Телль Баташи, около Яффы, на прибрежной равнине. Эта керамика указывает на распространение ранне¬неолитической культуры Библа в глубь страны и вдоль берега. И даже здесь несколько чернолощеных черепков указывает на силу анатолийской традиции.

Южнее, в долине Иордана, найдена другая ветвь позднейшей фазы неолита Библа (средний неолит). Эта культура известна под именем ярмукской. Керамические формы более развиты: в это время появляются плоскодонные кувшины с ручками и «воротничковыми» горла¬ми. Керамика, как и в Библе, покрыта красной облицовкой и орнаментирована резными или гребенчатыми узорами. Орнамент в виде «селедочной кости» процарапывался до темно-желтого теста. Каменные орудия этой культуры говорят о связи со средним неолитом Библа. Сходство прослеживается и по статуэткам — галькам с прочерченными чертами лица, таким же, как в ранненеолитическом Библе; появляются и натуралистические глиняные фигурки с рельефными глазами, носом и губами. Как галькообразные, так и глиняные фигурки демонстрируют несомненную связь с анатолийскими типами из Хаджилара VI (который окончился к 5600 г. до н. э.).

Сосуды очень похожих форм найдены в культуре Иерихона керамического неолита А и В - труднорасчленимом комплексе, характеризуемом круглыми землянками. Керамика периода В имеет резной орнамент в виде «селедочной кости», который наносился иногда на красную облицовку сосуда, как в ярмукской культуре, но посуда периода А имеет красную роспись по кремовому лощеному фону. Техника орнамента облицованных сосудов «в резерве»18 тесно связана с техникой росписи керамики, и поэтому в данном случае нет необходимости предполагать появление нового населения, при¬несшего с севера расписную керамику.

Эти южные культуры являются плодом дальнейшего развития Северной Сирии. В Амуке В и Рас Шамре V С (около 6000-5500 гг. до н. э.) монохромная керамика приобретает изящные очертания; в частности, появляются ребристые сосуды, украшенные резным орнаментом или пролощенными темными по светлому фону геометрическими узорами. Область распространения темнолощеной керамики занимает большую часть самого севера Сирии; здесь же подобный эффект орнаментации темной по светлому фону достигается красной росписью по кремовому фону. Древнейшая роспись более примитивна, чем в Киликии или на Анатолийском и Иранском плато.

Неорнаментированная керамика с красным ангобом более распространена, а для среднего неолита Библа особенно характерны оба вида красной керамики: с орнаментом «в резерве» и пролощенным узором. На севере наряду с этими сосудами бытует грубая керамика, часто с прочерченным орнаментом, что явно указывает на связи с хассунской культурой (Северный Йрак, VI тысячелетие до н. э.). Сосуды специфической формы, так называемые «лотки с облицовкой», найдены на территории от Телль Шимшары на востоке до Рас Шамры на сирийском побережье, но в Киликии и Ливане они неизвестны. Традиции Киликии иные: здесь темная керамика теперь покрывается резным орнаментом, как в Сакчегези, но пролощенный орнамент отсутствует. Встречаются светлые сосуды лучшего качества, часто с наколотым рисунком, позже уступившим место красной росписи по окрашенной кремовой поверхности. Они совершеннее собственно сирийских и отражают влияние более развитых северных соседей - культуры Западного Чатал-Хююка на Анатолийском плато. Сирия не оказывала влияния на Киликию до конца VI тысячелетия до н. э., когда появилась новая мощная культура, называемая халафской.

...<<გაგრძელება (ნაწილი 3)